Назад

Хомяк-убийца, или Где взять силы, чтоб перемахнуть через забор Пулково с велосипедом подмышкой

В центре нашего лектория есть и всегда будут личные, мотивирующие к жизни вопреки и благодаря истории, способные вдохновлять и подсказывать пути выхода из тяжелых жизненных ситуаций. Мы говорим о проблеме через ее живого, разного, чувствующего героя. А наша цель – приблизить каждого человека к «другому», к тому, кто находится по ту сторону от нашей обычной жизни.

Продолжая линию сторителлинга, мы открываем серию личных интервью. Тема этого месяца – психические расстройства. Креативный продюсер «Будет Talk» Ольга Буданова поговорила со своей тезкой @criceta_homicida из Санкт-Петербурга, страдающей биполярным расстройством. 

Хомяк-убийца, или Где взять силы, чтоб перемахнуть через забор Пулково с велосипедом подмышкой

Для начала я прошу, чтобы Ольга в двух словах набросала собственный образ. Она на мгновение задумывается, мило улыбается и абсолютно чистым, практически детским, звенящим голосом произносит: «Я – хомяк-убийца, хомяк-неадекват».

В ответ на мое удивление она поясняет: «Нет, ну я правда как хомяк: либо в спячке, либо безудержно ношусь в колесе».

Ольга живет с диагнозом «биполярное расстройство» (БАР) всю свою жизнь и совсем не стесняется о нем говорить. 

«А чего тут стесняться? Вы же не будете стесняться бронхита, – улыбается она. – Когда мне в 20 лет наконец поставили диагноз, тогда его еще называли “маниакально-депрессивный психоз”, я подумала: плюс еще один диагноз в копилку. Обычно, когда я представляюсь людям, я сразу им говорю, что у меня астма, эпилепсия, сломанный позвоночник и биполярное расстройство. Наверное, из живого во мне остался только желудок. (Смеется.) А еще нужно прибавить к этому девять сотрясений мозга, при которых я практически каждый раз ломала нос (теперь у меня там стоит железная пластинка). Однажды, придя к неврологу, я стала жаловаться на ухудшающуюся память. Врач спросила меня про травмы и, услышав ответ, сурово заявила: “Скажите спасибо, что не под себя ходите”».

Ольга говорит о своей болезни очень спокойно, можно сказать, шутя. 

«Я выросла с ощущением, что я лучше, чем нормальный. Более взрослые люди, да и мои ровесники, смотрят на меня косо. Потому что я, например, могу взять и задуматься над тем, как работает “мурчальник” у кошки, и часами искать информацию в интернете. Мне тяжело жить с теми must do, которые ценятся среди взрослых людей. Разве это must? – в глазах Ольги загорается огонек девочки-хулиганки. – Must – это нажраться песка из песочницы, полепить из глины, залезть через забор в Пулково с велосипедом…»

Велосипед – это не метафора, моя собеседница к нему еще вернется, а пока обращается к своему раннему детству.

«В день моего рождения папа поседел. Я родилась намного раньше срока – во мне было всего 700 граммов. Папе сказали, что у мамы случился выкидыш. И даже в моей медицинской карте так и написано – “выкидыш”. Мы жили на Севере, и тогда, в 1987 году, таких недоношенных деток не выхаживали. Но мной заинтересовался главврач родильного отделения, и я стала его “научным проектом”. Ну а как тут было не заинтересоваться? Вместо меня должна была родиться двойня, но что-то при вынашивании пошло не так и родилась одна я. Зато у меня есть дополнительный ряд зубов, три полноценно функционирующие почки, а еще был хвостик на позвоночнике, который потом ампутировали.

Неродившимся ребенком был мальчик. Думаю, что от этого в моем организме зашкаливает тестостерон и клубится агрессия, особенно она проявляется, когда я сталкиваюсь с несправедливостью. Сколько я себя помню, я всегда дралась: с самого детства и до той поры, когда уже приходилось контролировать себя из-за субординации, ведь начальнику не дашь в лоб.

Помню, когда мне было четыре года, я подралась с детсадовскими детьми, так как они не пускали меня кататься с ледяной горки. А в университете меня даже пытались привлечь к уголовной ответственности! Я разбила голову парню-боксеру за то, что он просто пытался у меня списать. Агрессия сидит во мне где-то глубоко, и я часто неосознанно сама провоцирую людей, чтобы потом дать им жесткий отпор. Сейчас, осознавая свою болезнь, я пытаюсь контролировать эти порывы, но в моменты агрессии все равно выпускаю ее, но только на себя». Ольга показывает изрезанные руки и продолжает рассказ. 

«В возрасте примерно восьми лет мы с ребятами играли на пустыре. Вдруг подъехала машина, и из нее вылезли настоящие братки, как в фильмах: такие, с короткими стрижками и в цепях. Они что-то пили из горла, а потом достали оружие и с криками и матом стали стрелять по нам, ребятне, по нашим голым ногам, из пневматики. Я хорошо помню тот животный страх, когда пришло осознание, что меня могут убить. 

_________

Вот такие провалы в памяти меня пугают. А вдруг в следующий раз я ограблю банк, ко мне придут люди в форме и наденут наручники, а я даже не пойму, за что меня забирают!

Чувство страха преследует меня и сейчас. Правда, оно совсем другое. Когда я вхожу в маниакальную стадию болезни, мои действия часто становятся бессознательными. Например, однажды, вернувшись в свое нормальное состояние, я обнаружила у себя в квартире отличный самокат! Это был самокат последней модели, но я совершенно не помнила, откуда он у меня взялся. Я боялась выйти с ним на улицу – вдруг кто-то обнаружит, что это его самокат, и выяснится, что я его украла! По счастливой случайности самокат оказался сломанным. Я отнесла его в ремонт. Ремонт был при магазине. Продавцы узнали меня и даже вспомнили, как я активно интересовалась скидками ко дню рождения при покупке этого самого самоката! Вот такие провалы в памяти меня пугают. А вдруг в следующий раз я ограблю банк, ко мне придут люди в форме и наденут наручники, а я даже не пойму, за что меня забирают!

Кстати, про наручники. Это я уже испытала на себе не раз. Однажды я вышла из дома, все в том же маниакальном состоянии, с огромным желанием купить себе чайник. Почему? Это моей голове неизвестно, вроде и чайник у меня был. 

_________

Очнулась я, лежа на траве около взлетной полосы аэропорта Пулково, смотря в небо и рисуя на бумаге следы, которые оставляют самолеты в голубом небе.

Я часто в такие дни хочу чего-то непонятного. После, вернувшись в обычное состояние, вдруг могу обнаружить у себя на столе коробку киндер-сюрпризов, коллекцию фарфоровых кошечек или вообще куклу Барби – доктора! Так вот, когда я отправилась за чайником в “М-Видео”, по пути мне попался “Комус”. Зачем-то зайдя в него, я обнаружила в продаже шикарную бумагу для акварели. А я же училась в художественной школе! Все остальное было как в тумане. Очнулась я, лежа на траве около взлетной полосы аэропорта Пулково, смотря в небо и рисуя на бумаге следы, которые оставляют самолеты в голубом небе. Когда полиция, надев на меня наручники, выводила с поля, я с ужасом от осознания происходящего уставилась на траву. Там остался след от моего 17-килограммового велосипеда, с которым я с легкостью перемахнула через забор.

Правда, порой маниакальные взлеты приносят мне ощутимую пользу. В это время я с легкостью поступаю в институт, и не в один, а одновременно в два, быстро начинаю и качественно завершаю рабочие проекты. А в один из таких периодов я умудрилась выйти замуж. Моим будущим мужем оказался друг очередного бойфренда, с которым мы устраивали боксерские спарринги и бились в кровь. Однажды, катаясь со мной на роликах, он вдруг признался в любви и сделал предложение. Мы переехали в Питер. За одну ночь я умудрилась начертить для него диплом, хотя к черчению никогда не имела никакого отношения. Он стал для меня тем человеком, который в буквальном смысле слова носит меня на руках, когда я вхожу в другую стадию заболевания – в депрессию. Он поднимает с кровати, кормит с ложечки, одевает, собирает обед и отвозит на работу. Девчонки на работе встречают меня и умиляются: “Вот это любовь!”

_________

Так как жить с БАР? Да так как хомяк-неадекват: то все время находясь в спячке, то безудержно несясь в колесе, из которого нет выхода».

При моем диагнозе очень важно иметь рядом человека, который вовремя может понять, какая стадия болезни наступает. Который отведет тебя за руку к врачу для назначения медикаментозных препаратов. Который поймает триггер твоей болезни (больше стала спать, ухудшается память, замедляется двигательная активность) и который снимет тебя с окна, когда в голову забредет очередная мысль о самоубийстве.

Так как жить с БАР? Да так как хомяк-неадекват: то все время находясь в спячке, то безудержно несясь в колесе, из которого нет выхода».

P. S. Когда материал уже был готов, Ольга вдруг позвонила: «Я никак не могу успокоиться! Мучилась два дня! Страшную ошибку себе простить не могу! Помните, вы спросили про три моих любимых книги? Так вот, я назвала не ту! Ведь это самые-самые мои любимые книги – запишите правильные».

Любимые книги Ольги, впечатления от которых не дадут вам заснуть:

 «Источник», Айн Рэнд;

 «Атлант расправил плечи», Айн Рэнд;

«Возвращение со звезд», «Лунная ночь», Станислав Лем.

И фильмы, которые Ольга может пересматривать по многу раз: трилогия «Матрица», «Тринадцатый этаж», «Крестный отец».

Оставить коментарий

© Социальный лекторий «Будет Talk», 2019 Разработка сайта — Bondesign.pro

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять