Назад

Социализация через магию театра

«Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного?» — Белинский В. Г.

Во Всемирный день театра мы говорим с Вероникой Готлиб о социализации, принятии, сердце, добре, психодраме, проживании и переживании…

Вероника Яковлевна Готлиб – врач, психиатр, занимается подростковой наркологией около 20 лет. Казалось бы, что может связывать врача-нарколога с театром в рамках профессиональной деятельности? Оказывается, многое. И, в первую очередь (тавтология здесь уместна), с театром ее связывает театр. Под кураторством и патронажем Вероники Готлиб был снят фильм «Окна нашего дома» и выпущен спектакль «Маленький принц» на сцене и при поддержке Геликон-Оперы.

— Татьяна Доронина в фильме «Старшая сестра» повторила известную фразу Белинского «Любите ли вы театр, как люблю его я?» А как бы ответила на этот вопрос Вероника Готлиб?

— Вероника ответит просто. Я люблю театр!

Какие постановки вам нравятся больше: классические или модерн? Любимые спектакли?

— У меня много любимых спектаклей, хотя я очень избирательна и не хожу в плохие театры и на плохие спектакли. Вот уже более двух лет и лично и профессионально, а теперь уже и творческими узами, я связана с Геликоном (прим.автора Геликон-опера). И мой самый любимый спектакль в Геликоне – «Турандот», это, поистине, абсолютный шедевр. Если говорить о жанре, то я люблю классические постановки, но в современном прочтении.

— Что же связывает Вас, Вероника, как врача-нарколога с театральным искусством с точки зрения профессиональной деятельности?

-Такое понятие, как «Арт-терапия», терапия искусством, широко применяется и в психиатрии, и в наркологии. Арт-терапевтическая методика включает в себя: терапию изобразительным творчеством, в том числе работу со скульптурой, а также такое направление, как театротерапия. Надо понимать, что данная методика не входит ни в какие стандарты лечения, и здесь важно разделять некоторые досуговые мероприятия и такой способ, как психодрама. Этот метод достаточно пластичный, и он может использоваться для проработки глубоких травм. Данная методика в работе помогает отреагировать пациенту на переживания, на эмоции, которые он испытывает. 

_________

Этот метод достаточно пластичный, и он может использоваться для проработки глубоких травм. Данная методика в работе помогает отреагировать пациенту на переживания, на эмоции, которые он испытывает.

Мои пациенты, люди, которые употребляют наркотики, прежде всего, имеют эмоционально-волевые нарушения, нарушения с целеполаганием, целедостижением. Методика театротерапии – это процесс, который научает человека принимать ответственность за свои действия, создавать конечный продукт. 

Можем ли мы сказать, что театротерапия – это метод лечения наркозависимых или все-таки это способ социализации для успешно прошедших лечение и вошедших в стадию ремиссии?

— В наркологии есть понятие «социально-психологическая реабилитация». Лечение самого наркологического заболевания в физическом аспекте – это лечение острого состояния, и оно понятно и несложно. А вот этап реабилитации, который включает в себя возвращение человека к здоровому функционированию, это как раз и есть основная задача, так как наркологическое заболевание – социальная болезнь, и здесь сложно провести грань между лечением и заболеванием. 

Когда мы говорим о детской зависимости – здесь правильным было бы употреблять термин «абилитация» – формирование определённых функций, в чем и помогает театротерапия.

_________

Методика театротерапии – это процесс, который научает человека принимать ответственность за свои действия, создавать конечный продукт. 

Какие видимые плюсы работы данного метода вы могли бы отметить?

Знаковые вещи для меня в этом методе следующие. Во-первых, сам факт выхода на сцену, где прорабатываются комплексы пациента, страх оценки, неуверенность.

Второе, это процесс работы, когда проходят репетиции, в которые вовлечено много людей. Это неформальное позитивное общение, которое оставляет ощущение принятия и собственной ценности.

Третье – это тот творческий потенциал, который человек находит в себе и в ряде случаев успешно реализует.

В-четвертых, это апофеоз всего, сам спектакль, поклоны, аплодисменты, когда участник получает такое мощное вознаграждение и признание, которое в обычной жизни редко удается пережить.

Можно ли сказать, что подобная методика подходит всем пациентам или для этого нужны какие-то показания, особенности человека?

— Как и у любого метода, здесь тоже есть свои показания и ограничения. Больные в состоянии острого неблагополучия не могут быть участниками терапии. Если говорить о форме, которую реализовали мы, а именно постановке спектакля, здесь не было никакого профессионального отбора. Скорее был отбор естественный, по причине внутреннего страха, скованности, неуверенности. Среди наших участников, будущих актеров, были люди с невысокой самооценкой, но обстановка доброты и принятия позволила им остаться и пройти этот путь до конца. Когда мы снимали фильм в жанре социального театра, он был выстроен на базе реальных историй. И здесь велась работа именно на проработку личной драмы, начиная с фазы создания сценария, далее во время сьемок, потом в процессе обсуждения. Когда мы работаем с травмой, нужно очень осторожно подходить к выбору тем, актеров, степени их вовлеченности. Если говорить о спектакле «Маленький принц», то в работе над ним было создано безопасное пространство для участников с точки зрения психологии.

_________

Когда мы работаем с травмой, нужно очень осторожно подходить к выбору тем, актеров, степени их вовлеченности. Если говорить о спектакле «Маленький принц», то в работе над ним было создано безопасное пространство для участников с точки зрения психологии.

Вы уже не раз упомянули работу над спектаклем, давайте сделаем экскурс в историю. Как началось ваше знакомство с театротерпапией?

— В конце 2017 года Давид Валерьевич Мелик–Гусейнов предложил мне присоединиться к проекту, который они начали совместно с центром Психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой. На тот момент я была руководителем детского наркологического центра. Проект носил красивое название «Потому что ты нужен».  Авторами и идеологами его были Давид Валерьевич Гусынов и Ева Александровна Печатникова. В программу вовлекли пять крупных московских театров. Основная деятельность проекта велась в рамках бесплатного посещения театров детьми с ментальными заболеваниями и наркологической зависимостью с целью улучшения их социализации и дестигматизации. Осуществлялись также выездные спектакли труппой Театриума на Серпуховке к нам, в наркологический центр. Изначально проект финансировался Департаментом здравоохранения, но в конце 2018 года это закончилось, и из всех театров с нами остался один единственный партнер – Геликон-Опера. Только энтузиазм Дмитрия Александровича Бертмана, Эдуарда Мусаханянца и их сподвижников позволяет проекту жить до сих пор.

Как строилась и развивалась ваша работа и ваших пациентов в проекте? Какие способы взаимодействия применялись?

— Изначально стояла социальная задача, а потом возникло много разных аспектов, о которых до этого никто не думал. Например, семейные выходы в театр. В семьях моих пациентов чаще всего нарушены детско-родительские отношения, поэтому было очень значимым, когда пациенты приглашали своих родителей в роскошный красивый театр. Многие из них вообще никогда не были в театре, а те, кто были, не посещали оперный театр и не были знакомы с этим видом искусства. Этот совместный поход был крайнее важным. Наши мероприятия несли и образовательную функцию. Перед каждым спектаклем давалась вводная историческая справка, ликбез по театральным оперным составляющим.

_________

Многие из них вообще никогда не были в театре, а те, кто были, не посещали оперный театр и не были знакомы с этим видом искусства. Этот совместный поход был крайнее важным.

После спектакля проходило совместное обсуждение с участием актеров, и это было невероятно ценным, так как давало возможность получить обратную связь. Мы дискутировали на тему, какая картина в спектакле получала наибольший эмоциональный отклик, были ли ассоциации с собственными жизненными коллизиями. Все эти вопросы вызывали бурное обсуждение между родителями и детьми, что имело хороший терапевтический эффект для их взаимоотношений. Воздействие музыки на эмоциональную сферу было очевидным. 

Если затронуть момент выступления наших подопечных на сцене, когда их родители присутствуют в зале, то здесь последние проживают те эмоции и ощущения, которые уже давным-давно не испытывали в отношении своего ребенка. В основном чувства у родителей были негативными, связанными с их зависимостью и лечением. Во время же спектакля они с гордостью и удивлением смотрят на своих детей.

Хочу также отметить еще один важный момент. Люди, которые работают в системе человек-человек, очень подвержены эмоциональному выгоранию, и возможность бесплатного посещения театра для сотрудников – это важный бонус в их работе. Они могли красиво одеться, это же опера (улыбается), представить себя социуму. Все это давало огромную подпитку, создавало эмоциональный ресурс. 

В 2018 году при поддержке Геликон-Оперы, реализовывая их идею, мы сняли фильм «Окна нашего дома», о работе над которым я уже упоминала. Фильм был создан с участием наших подопечных. Также были задействованы профессиональные актеры Дмитрий Овчинников и Ольга  Прокофьева.

Основным нашим проектом стал спектакль «Маленький принц», который был также поставлен силами Геликон-Оперы с участием непосредственно актеров труппы, которые исполняли оперные партии, и наших пациентов – им достались драматические роли. Премьера спектакля состоялась 6 марта 2020 года. В течение нескольких месяцев, с октября 2019, ребята изучали весь процесс создания постановки, от и до, в результате чего и получился такой тонкий психологичный спектакль.

Есть ли среди ваших подопечных те, кто выбрал эту область – театр/кино в качестве профессии?

— Да, с гордостью могу сказать, что одна моя подопечная поступила на режиссёрский факультет после окончания съемок короткометражного фильма. Очень надеюсь, что еще одна девушка, уже после спектакля «Маленький принц», свяжет свою жизнь с актерским ремеслом. Но даже если не все станут профессионалами, все равно это очень ценный опыт личностного роста, раскрепощения, веры в себя и понимания собственной реализации.

_________

Но даже если не все станут профессионалами, все равно это очень ценный опыт личностного роста, раскрепощения, веры в себя и понимания собственной реализации.

Вы успешно начали использовать данный метод работы еще будучи сотрудником на базе МНПЦ Наркологии, перенесли ли вы свои наработки в частную практику?

— Обязательно. Я всегда рассматриваю Геликон в качестве друга и партнера и намерена продолжать уже с новыми пациентами, не знаю пока в какой форме, но обязательно буду использовать наработанный опыт.

Если бы вам нужно было дать определение слову «театр» через призму вашей работы, какое оно было бы?

— Вопрос непростой, потому что мои пациенты в проекте театротерапии выступают в двух ипостасях: как зрители и как актеры.  Скажу так: театр – это новый эмоциональный опыт, новый опыт развития и познания себя и людей вокруг, и через познание – принятие себя. Театр – это достижение!

Автор: Ольга Буданова

Оставить коментарий

© Социальный лекторий «Будет Talk», 2019 Разработка сайта — Bondesign.pro

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять